Л. Абышева, рецензия на спектакль «Морозко»

Спектакль «Морозко»,

Молодежный театр Ангажемент им. В.С. Загоруйко

Абышева Лидия

 

Как потопаешь, так и полопаешь

 

Все в мире сейчас загадочно,

Все будто летит куда-то,

Метельно, красиво, сказочно…

А сказкам я верю свято.

Э. Асадов

 

Посмотрела новогодний спектакль «Морозко», в постановке Дениса Юдина, театра «Ангажемент». Атмосфера… Хочется говорить об атмосфере. Вот вроде бы ярко выраженного украшения к празднику в зале не было. На сцене находился большой синий елочный шарик. Одна деталь, и присутствует ощущение чуда в воздухе. Много маленьких детей в костюмах – зайцы, снежинки, самураи; быть может, они и создают эту атмосферу. Еще не прозвучал третий звонок, а уже заворачивается, закручивается как поземка сказка – на площадке девушка развешивает белые простыни. Ее имени зрители еще не знают, но что она является одной из главных героинь догадаться нетрудно. Белые простыни… Символ чего-то чистого, ясного, простого. Снежная сказка.

Сказку о добром и справедливом старике Морозко знают, пожалуй, все. Она имеет большое количество вариаций в фольклоре, литературную обработку Владимира Даля, а также перевоплощена в пьесу Николаем Колядой. Именно его работу взял в качестве материала театр.

Драматург добавляет в привычную канву юмор, игры, представителей нечистой силы – Лешего, Кикимору и Бабу Ягу. И сказка обретает формат народного гуляния, балагана, причем истинно русского. Николай Коляда использует в пьесе большое количество поговорок: «Цветы тому не милы, у кого очи гнилы», «Овцу стригут – баран дрожит», «Целовал ворон курку до последнего перышка», а устами отрицательных персонажей доводит народную мудрость до абсурда, показывая нелепость героя: «…чтобы и волки целы, и овцы сыты». Также можно отметить обилие архаизмов и просто смешных «ругательных» выражений, которые раз за разом заставляли улыбнуться:

МАЧЕХА Дочечка, не егози ты так, остынь…

Или, к примеру:

МАЧЕХА (кричит из-за дверей) Да открывай же ты быстрее двери, все бока пролежала, лентяйка! Акулинушку мою заморозили совсем, в сосульку превратили! Быстрее, говорю, лежебока ты такая-растакая-разэдакая! Ну, кукульдяй, кошашак, кумырдышка!

В остальном персонажи неизменны – Мачеха с дочерью, которой дано имя Акулина, Отец и его дочь по имени Настенька, Иванушка, Собачка. Последняя играет в постановке крайне важную роль, несмотря на то, что Николай Владимирович сделал ее только носителем народной мудрости и правды.

В сценическом воплощении сказка обрела мистический характер.

Способствовала этому, в большей мере, сценография. Вся площадка будто покрыта инеем, декорации смещаются, создавая то дом с окнами, то заснеженный лес. И все покачивается от порывистого зимнего ветра… Гротескные персонажи русского фольклора, Баба Яга с Лешим (Кикимора в постановке не присутствует), делают обстановку легче, их, в чем-то нелепые, но действительно смешные образы узнать сложно, по крайней мере мне, привыкшей к Лешему в ветках и листьях и Бабе Яге с длинным носом и костяной ногой. Здесь – с точностью до наоборот – Яга на каблуках, в платье с жабо и с достаточно выраженными формами, Леший в матроске и с чудесными рожками!

Теперь о главных персонажах. Родство Мачехи и Акулины показано идентичностью костюмов – огромные платья-колокола. Героини являются воплощением пороков, негативных черт, которые на протяжении многих лет высмеивались в русских народных сказках: наглость, глупость, злоба, завистливость. Акулина, в прямом смысле, орет, когда ей что-то не нравится, а мать ей потакает.

Родство Настеньки и ее отца  в пушистых шапках-ушанках с варежками. Настенька, в противовес мачехе и сводной сестре, — образец добродетели, покорности, милосердия. Когда Акулина смеется над бабушкой, которую толкнула на ярмарке в снег, девушка вступается: «…ей же больно было…». Иванушка схож с Настенькой и с ее отцом визуально – костюмы большей частью состоят из заплаток. Образу главного волшебника спектакля – Морозко — стоит уделить отдельное внимание; он не похож на Деда Мороза, как это обычно бывает. На нем небесно-голубой тулуп с рукавами в пол, шапка, припорошенная снегом… Но самое главное – костюм съемный. Несколько мгновений, и старик Морозко превращается в верную Собачку Настеньки.

Наверное, в этом и состоит замысел режиссера. Настенька имеет сильного покровителя в лице Морозко. Ему подчиняется все – от природы до нечистой силы, но при этом он остается добрым и справедливым. Складывается ощущение, будто Морозко оберегает девушку и в реальной жизни, в собачьем обличье. Когда волшебник рядом, время теряется, превращаясь во что-то неосязаемое, текущее «вне», пейзаж застывает в хрустале. И никто из персонажей противиться этому не может, что еще раз доказывает его могущество. Но у Настеньки тоже есть преимущество. Ее приданое – все тот же синий шарик. Что заключено в этом шарике?.. Все человеческие добродетели – трудолюбие, честность, доброта, умение любить. Все это присуще главной героине и ставится в противовес Акулине и Мачехе. Это еще раз доказывает приближенность спектакля к русской народной мудрости.

Стоит отметить контакт актеров со зрителем. Аудитория достаточно бурно реагировала на озорство Бабы Яги и Лешего. Игра Акулины с матерью «Акуля, Акуля, что ж ты шьешь не оттуля?» «Ничего, мамашка, еще пороть буду!» становится неотъемлемой частью диалога, постоянно повторяется, словно заговор.  Весь зал с тревогой и переживанием наблюдал за тем, как Морозко загадывает сестрам загадки – отгадает или нет?.. На мой взгляд, это крайне важно, поскольку аудитория большей частью детская, ее внимание удержать трудно.

Спектакль волшебный, добрый, поучительный, яркий;  интересен как ребенку, так и взрослому, и это прекрасно, ведь что может быть лучше простой и одновременно глубокой сказки?..